Беременность и прием гормонов

Беременность и прием гормонов, или даже так, что будет если пить мерказолил при териотоксикозе и быть беременной. Прекрасная статья из первых рук, почитайте, очень много полезного узнаете. Источник к сожалению неизвестен, статья блуждала по интернету. Итак, вот что пишет автор о своей внезапной беременности в период приема гормонов:

Первая моя беременность закончилась самопроизвольным выкидышем. Сказали, что причина — нарушение флоры во влагалище из-за приема антибиотиков. Мы с моим будущим мужем отнеслись к этому спокойно, так как не были еще готовы к серьезным отношениям. Но начали активно предохраняться . Сознательно подошли к вопросу.

Ну, потом была свадьба, потом мы побыли некоторое время эгоистами — пожили для себя, а через пару лет решили, что пора нам становится родителями — созрели. Короче, как это сейчас принято у порядочных людей — решили планировать беременность .

Это я сейчас понимаю, что дети — от Бога и появляются тогда, когда ты и не думаешь об этом. А тогда мы — ПЛАНИРОВАЛИ (что не есть плохо, конечно), и в ответ получили по носу.

Сначала я буквально офигела от визита к своему ведомственному врачу — Овчаренко фамилия — она соответствует ей. Пришла, говорю — хочу ребенка, дайте направления на анализы. Глянув меня мимоходом, заявляет: «А вы в курсе, что у вас детская матка и вы не сможете забеременеть?» Я не знаю, что делать с врачами, которые вот так в легкую одаривают такими «диагнозами» — муж хотел подкараулить в темном переулке. В тон ей отвечаю: «А вы в курсе, что я была беременна и об этом есть запись в моей карточке?» Она мне: «И что?» (славный диалог, правда?!) Я: «Выкидыш». Она: «Вот из-за этого и скинули — вам с такой маткой не выносить…». Я вообще-то с матерными словами не очень — но тут они пришли сами собою. Ушла, хлопнув дверью, но в душе было пакостно от сомнений. Пошла в диагностический центр. За деньги. Там облизали, как могли, сделали УЗИ, сказали: «Бред. Матка небольшая, но не детская, развита как надо, сдавайте анализы и все у вас будет хорошо»

Анализы были идеальные, все зашибись, только чего- то сердечко мое стало биться как-то по сумасшедшему, да бессонница стала мучить, да психовать начала по поводу и без — чуть что — в слезы. Пошла к кардиологу, та, не найдя никаких отклонений со стороны сердца, направляет к аритмологу. Аритмолог сообщила, что тахикардия от какой-то напасти в организме, надо обследоваться, обратить особое внимание на щитовидку, так как есть заметное увеличение. Сдаю гормоны, иду к эндокринологу. Та крыльями захлопала: «Какая вам беременность, вам надо срочно лечиться!» Итоговый диагноз: «Диффузный токсический зоб щитовидной железы 3 степени, тиреотоксикоз средней степени тяжести, активная лекарственная терапия мерказолилом под ежемесячным контролем гормонов и лейкоцитов в течение года. Беременность отложить до стойкой ремиссии. Возможно оперативное вмешательство». Это сейчас я знаю своего врага в лицо, а тогда это прогремело, как гром среди ясного неба: Я даже не помню, как вышла из кабинета — на автомате спустилась в гардероб (там муж ждал), даже сказать ему ничего не смогла. Он испугался только после того, как увидел, что слезы закапали по ботинкам, которые я застегивала. Ревела два квартала молча, пока не дошли до аптеки, выкупила лекарство, только потом рассказала все (ну, насколько это было мне понятно).

Всю зиму я пила эту отраву, к лету гормоны вошли в норму. У меня уже психоз начался — так хочу забеременеть, просто ужас! А не получается чего-то. Просто мне не объяснил никто, что летом от жары и солнца щитовидка опять может дать сбой. Что и случилось. А при таких гормонах просто не реально оплодотвориться — неблагоприятная в организме ситуация, все же взаимосвязано, блин душа. Короче в августе я со страшным рецидивом, с трясущимися руками, с колотящимся сердцем, с истериками — снова в больнице. Там хоть доктор попался разговорчивый — объяснил, что таблетками можно лечиться год, а можно 10 лет — все от организма зависит. А раз мне вынь да положьпродолжение рода, то лучше оперировать мне мой зоб и через полгода-год — зеленая улица всем делам рожательным. Ну тут я опять слезу пустила, что все еще на год откладывается, мысли были, что вообще мне не быть матерью, я уже и мужа измучила вопросами типа «а не бросит ли он меня, если у нас вообще детей не будет» В общем, совсем мои нервы на почве этой расстроились. Потом смирилась, после бесед продолжительных (господи, спасибо моей половине терпеливой, дай бог каждой по такому жениху )

На февраль назначили мне плановую операцию, а пока прописали ненавистный мерказолил (да дозу то лошадиную) и велели предохраняться. А я решила, что со следующего цикла так и поступлю, а пока гормоны мои нестабильные гуляют — авось и так (все-таки полгода не могла забеременеть, чего уж ожидать): Только вот не учла я, что мерказолил гармоны-то мои в порядок приводит, да еще доза была нешуточная: Они в норму быстренько вошли и к концусентября тест мой «ополосатился» не в тему ваще: Видели бы вы как я выла на ковре одна-одинешенька дома. Потому что умом понимала (врачи нарассказывали), что рожать мне нельзя, а кроме того еще понимала и то, что я просто не переживу аборт — морально мне такое просто не вынести. Совсем не так я представляла принять известие о своей беременности. Мужу позвонила, рассказала, он пригнал с работы — сидим в темной комнате, молчим, что делать — не знаем.

Пошла к Овчаренко (см. начало:) Та обрадовалась так, увидев мои диагнозы, и говорит: «Ой, успеваем еще на мини, с денежками приходите, я буду вас ждать». Я к эндокринологу своему — она руками разводит — не рекомендую, говорит, категорически, я вас в 40-ю больницу направлю, там врач беременных ведет с эндокринной патологией.

Врача зовут — Сентюрина Лидия Борисовна. Пришла я к ней, она губки поджала, брови нахмурила: «Не котенка ведь рожать собираетесь — ЧЕЛОВЕКА. С вашей ситуацией — только что после рецидива, на мерказолиле (для непосвященных — это препарат, который препятствует делению клеток — то есть я его глотала, когда у меня в организме это самое деление в матке и происходило), неизвестно как он повлиял на вашего ребеночка. Кроме того, в первом триместре необратимо ухудшение, а это и выкидыш возможен, и вы сами не сможете — так вам плохо будет. Ситуация крайне неблагоприятная. Настаиваю я на прерывании». Я молчу. Она видит, что совсем мне хреново и говорит: «Вот вам направление к генетику, он вас подробно проконсультирует, все объяснит, но риск у вас колоссальный». Я мужу рассказываю — он смотрит на меня виновато, по глазам вижу — готов меня отправить на аборт, но сказать не может. Я уже на фоне такой нервотрепки сама с собою разговаривать начала — сама с собою спорю, что-то объясняю, пытаюсь найти оправдание тому, что ноги у меня на прерывание не идут.

Приехала к генетику (тогда они еще на Софьи Ковалевской сидели). Та тоже запричитала, давай мне фотографии Даунов показывать и прочих патологий. В карте записала «рекомендуется прерывание беременности в рамках медицинского аборта — риск развития патологии не менее 15%». С такой запиской в гинекологии безвозмездно выскребание проводят! Во позавидовали бы мне некоторые!

А потом я приняла решение — стало легко-легко: Спасибо подруге, которая сказала: «какой бы твой ребенок не родился — ты его будешь любить независимо ни от чего», спасибо мужу, который сказал, что поддержит меня независимо от моего решения. Я пришла к Овчаренко, та обидчиво на меня поглядывает, я говорит вас уже заждалась, чего вы меня подводите?! Я ей: «Я рожать буду». А она мне: «На фиг вы мне такая нужна на участке — вот вам направление в центр планирования на Малышева» — хоть за это ей спасибо. На Малышева меня уже приняли как родную — я ж уже с готовым решением пришла, чего им меня запугивать: Врач попалась супер — Люстик Людмила Федоровна — спокойно без истерик меня вела (даже в Кисловодск отпустила отдыхать в 12 недель). А потом появилась уверенность, что несомненно все будет хорошо, хотя противненький страх все равно таился где то в пяточке левой ноги и нервировал. Я до последнего скрывала от окружающих свое положение — сначала ушла в отпуск, потом прыгала с больничного на больничный.

Самое интересное — это реакция врачей на мое решение — как только я сказала, что сохраняю беременность — все! Заткнулись напрочь! Спокойно стали меня вести. Эндокринолог (она оказалась супер-врачем — всем рекомендую!) прописала препарат, который по действию подобен мерказолилу, но безвреден для плода — называется ПРОПИЦИЛ. Он гораздо дороже мерказолила, но я считаю, что имела право знать о нем, когда начала лечение, не правда ли? А я бы уже приняла решение, что и по чем мне пить.

Конечно, смотрели меня все очень внимательно, постоянно УЗИ, часто укладывали на сохранение: Результат — родилась здоровая девочка 3400, 52 см. Правда потом у нас были поставлены диагнозы (проблемы с мочевым пузырем, почками, дисбактериоз — благодаря 40-му роддому, вернее его докторам детским), но все это поддается лечению и такие детки рождались и у вполне здоровых мамаш.

Осенью принесла свою Аленку Лидии Борисовне показать (ей месяцев 5 было), говорю: «Посмотрите какого я ЧЕЛОВЕКА родила, не котенка»

А врач, которая кесарила, сказала, когда зашивала меня (Зильбер Марина Юрьевна): «Ждем тебя здесь еще раз — через года три: но не раньше: и не позже!» (так и получилось теперь) .

Пока сохранялась — насмотрелась на девочек- диабетиков — это-то вообще герои!!! Как они воюют с докторами за свое счастье быть матерью.

После рождения ребенка тиреотоксикоз у меня больше не проявлялся, уменьшилась в объеме щитовидная железа. Более того, потом я пришла к эндокринологу с вопросом о возможности второй беременности. Она — надо посоветоваться с хирургами, лучше удалим часть щитовидки и второго без проблем рожайте. Только хирург-эндокринолог пока в отпуске, приходи на консультацию в сентябре. Не дождалась я, ребята, сентября . Опять две полосочки на тесте. Пришла я к ней, к своей Лидии Борисовне, она только руками улыбаясь разводит, говорит, что с тебя, Катя (с меня то бишь), надо диссертации писать и докторские . А еще меня можно за деньги показывать.

В общем, за эту беременность у меня исчезли узлы, гормоны вели себя мирно, щитовидка опять (!) уменьшилась. Узистка сказала, слава богу, что не прооперировалась. А то после родов начался бы обратный процесс — то есть недостаточная функция щитовидной железы:Через месяц рожаю!

ВЫВОД: Всем, всем, всем у кого подобные проблемы щитовидкой или кто забеременел на мерказолиле:

Взвесьте сразу все за и против — это, конечно, не просто:

Если пьете мерказолил, а в планах есть беременность, перейдите сразу на пропицил, чтоб не было таких «сюрпризов», как у меня — это дорого, но стоит того!

Подумайте тысячу раз прежде, чем оперироваться!!! Вы будете резать орган, который отвечает за баланс всего организма. А врачи у нас ой как любят оперировать.

Слушая врачей — фильтруйте информацию, чаще всего «не так страшен черт, как его малюют»

Если есть вопросы — отвечу всем, у кого проблемы с щитовидной железой!!!!

P.S. Недавно была у своего гинеколога, анализы забирала, а там девочка на учет встает — та ей: «Какие-нибудь препараты принимали?», она: «Мерказолил». Врач моя, ко мне обращаясь: «Слышь, Кать? Знакомая история?» (к слову- моя врач на Антона Валека, 12 в прошлую беременность вела меня в 40-ом в патологии, а тут получилось, что я к ней попала уже со второй на наблюдение, поэтому «историю» мою она знает подробно). На меня нахлынули воспоминания — я ей тихо так: «Скажите, что все будет хорошо»

И еще — дети у эндокринных беременных растут очень умненькими, потому что избыток гормонов сказывается на мозговой деятельности ребенка — ускоряет так сказать процессы. Это уже доказано (мне эндокринолог говорила). Моя в год уже предложения лепила, в два «Айболита» наизусть, сейчас ей 2,9 — знает весть алфавит, считает до 10-ти, знает все цвета и много оттенков, сказки наизусть рассказывает, фигуры понимает. И все это в легкую — никто особо с ней не занимается, по пути…

Автор:  kat-iv

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *